Среда, 21.11.2018, 07:43     e-mail: info@terra-diploma.ru

Приветствую Вас Гость | RSS

Главная » 2011 » Декабрь » 5 » Ранняя детская травма
23:33
Ранняя детская травма

В последнее время в развитии психосоматических заболеваний большое значение придается феномену так называемой «Ранней детской травмы». Для того, чтобы понять что же подразумевается под данным феноменом необходимо обратиться к нашим филогенетическим корням. Если мы обратимся к истокам биологической эволюции, то мы не можем не признать, что именно класс млекопитающих ни на минуту не расстается со своим потомством, пока не закончится период вскармливания молоком матери. Ничего нового, специфичного для человека природа не придумала. С другой стороны все мы дети цивилизации. И именно цивилизация заставила нас разлучаться со своими совершенно беспомощными детьми с различными целями, носящими социальный характер. За последние десятилетия благодаря развитию постфрейдовского психоанализа в эксперименте было доказано, что когда ребенок кричит, он не всегда испытывает лишь биологические потребности в пище, тепле и т.д. При отсутствии рядом матери помимо голода ребенок испытывает страх, пере­живание невыразимого ужаса перед угрозой растворения «связного Я» — то, что Хайнц Кохут назвал «тревогой дезинтеграции». Тревога дезинтеграции, угрожающая полным уничтожением личности, может привести к разрушению челове­ческой психики. Статистически достоверно определено даже время, в течение которого данный страх является переносимым. Подобный страх дезинтеграции испытывают, как показано исследованиями, брошенные, а также нежеланные дети. Тревога дезинтеграции, угрожающая полной анниги­ляцией личности, может привести к разрушению челове­ческой психики. Такой исход должен быть предотвращен лю­бой ценой. Однако поскольку такого рода травма, как правило, имеет место в период раннего детства, когда еще не сформировано связное эго (и его защиты), активизируется вторая линия защит, назначение которых состоит в том, чтобы «немыслимое» не было пережито.

Кли­нические исследования, проведенные за последние десятилетия, показали, что это достигается следующими механизмами: при воздействии травмы на развивающуюся психику ребенка происходит диссоциация и фрагментация сознания на неразрушимое ядро личности «истинное я или САМОСТЬ» и «ложное я».

Когда другие защитные механизмы не справляются со своей задачей, архетипические защиты делают все возможное для того, что­бы защитить Самость, вплоть до убийства той личности, в которой заключен этот дух. Это, по данным ряда авторов, объясняет некоторые случаи самоубийства или аддиктивного поведения (алкоголизм, наркомания).

Эта диссоциированная часть психики, действует под девизом: «Это никогда не повторится!», т.е. никогда не повторится ситуация, в которой дух этого травмированного ребенка так тяжело пострадал.

Человек как бы отстраняется от угроз реального окружающего мира. Каждая новая жизненная ситуация ошибочно апри­орно воспринимается как опасность, как угроза повторно­го переживания травмы и, вследствие этого, подвергается атаке со стороны собственной ЦНС. Таким образом, архаичные защиты становятся сила­ми, направленными против жизни, которые Фрейд считал составляющей частью инстинкта смерти.

 Таким образом, травмированная психика продолжает травмировать саму себя. Травматический процесс не заканчивается, а напротив продолжается с нео­слабевающей интенсивностью во внутреннем мире ребенка. В случае психосоматической патологии эта дефрагментация психики проявляется либо в межполушарной асимметрии, что в конечном итоге нарушает регуляторные процессы в ЦНС, либо в алекситимии, что наиболее характерно для психосоматического больного. Алекситимия переводится как «без чувств». У больных с психосоматической патологией вследствие рассогласования работы полушарий ГМ происходит как бы расщепления аффекта и объекта, вызвавшего негативные чувства. Психосоматики не замечают «нелюбовь» матери и даже идеализируют ее образ, в то время как негативные эмоции направлены либо на другие объекты, либо на внешний мир. Этими «другими» объектами чаще всего и является собственное тело. В клинических наблюдениях уже давно отмечено, что при обострении психосоматических заболеваний невротические симптомы и негативные эмоции уходят. Боль в этом смысле несет психосоматическому больному так называемую «вторичную выгоду, а также позволяет наконец почувствовать свое тело и идентифицировать себя с ним. Именно вследствие разделения образа и ощущений психосоматики обычно плохо описывают характер болевых ощущений.

Категория: Клиническая психология | Просмотров: 1348 | Добавил: RGB | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar